вторник, 8 августа 2017 г.

"Ансамбль зданий бывшего губернского присутствия"


Здание бывших присутственных мест
Сразу за улицей К. Цеткин в начале 1840-х г.г. XIX столетия были возведены строения под Присутственные места. Первым владельцем этого большого усадебного участка  был полковник Масловский, который выполнял обязанности областного начальника в 20-х годах. В начале 30-х годов этот. тогда ещё незастроенный пустырь он продал купцу 1-й гильдии Игнату Волобуеву под планируемое здесь строительство здания Присутственных мест-областных и городских служебных зданий.

 Так о постройке нового общественно значимого для города объекта пишет архивный документ: "В Ставрополе  предложено построить здания  для помещения областных и окружных Присутственных мест по высочайше утвержденному плану, препровожденному от Министерства внутренних дел в 1829 году".

Однако прошли годы, прежде чем Главное управление путей сообщения и публичных зданий под руководство графа Толя, направило на утверждение императору Николаю I смету постройки зданий. Она была возвращена уже новому начальнику Главного управления-генерал-адъютанту графу Строганову, который сообщил, что средств нет, а потому к строительству следует подключить местное купечество.

Александр Бернардацци. Фото начала XX в. 
Архитектор Неклюдов составил новый план и проект зданий по Комиссариатской улице стоимостью в 808974 рубля серебром. По тем временам это была астрономическая сумма. Новый проект зданий и смету на 256080 руб. 90 копеек серебром готовит архитектор Александр Иванович Бернштейн. Одновременно архитектор Иван Гайворонский "привязывает" проект к местности. Сам проект возводился по замыслу известных зодчих Кавказских Минеральных вод братьев Бернардацци.

Торги на строительство трех зданий Присутственных мест выигрывает Игнат Волобуев, на земле которого они и стали возводиться. Первый дом изящной архитектуры с проходом для тротуара - под областное казначейство-сразу украсил этот район города. Два следующих-двух- и трёхэтажный дома уже не смогли отличиться столь высоким изяществом изз-за нехватки средств, и поэтому стали выглядеть более броскими. Правда. их объединила каменная стена с двумя арочными каменными воротами. Окончательно здания были отстроены к 1843 году. В 1850 году к ним добавились ещё два каменных двухэтажных строений, возведенные по проекту архитектора Красевича.

Здание Казенной палаты. Вторая половина XIX в.в.
Во вновь устроенных зданиях разместились: канцелярия обер-прокурора и типография. 
Кавказская казенная палата с типографией, Присутствие Кавказской палаты уголовного и гражданского суда, Присутствие Кавказского приказа общественного призрения и сиротского суда, Приказ казенной врачебной управы и Уездный земский суд.                                              

Возведенные здания Присутственных мест дали и новое наименование бывшей комиссариатской улице-улица Присутственных мест. Правда, в дальнейшем она была переименована в Нестеровскую, а затем в Александрийскую. Между тем со смертью Игната Волобуева все строения Присутственных мест перешли к его сыновьям: Ивану, Александру, Василию. Последние из-за финансовых затруднений вскоре продали все строения Присутственных мест купеческому роду Ивановых.

Новые владельцы " начали заделывать камнем сквозные проходы, арки входов, боковые просветы  дверей из-за проникающего в здания холода". По существу, после существенных переделок все переделок Присутственные места потеряли свой первоначальный облик, который, тем не менее, всё-таки дошел до нас на одной из ставропольских литографий, опубликованной в "Кавказском календаре" за 1855 год (фото ниже):






В 1906 году в третьем, трехэтажном здании губернского Присутствия был размещён музей Северного Кавказа, создателем которого стал Григорий Николаевич Прозрителев. Здесь разместилась уникальная коллекция по археологии, этнографии и ситории Ставропольской губернии, которая в дальнейшем слилась с экспонатами музея Г. К. Праве.

В годы Гражданской войны первое здание Присутственных мест, где находилось казначейство, сначала было разграблено, а затем сожжено. Восстановленное уже в конце 20-х годов, стало местом пребывания горисполкома. В период временной оккупации Ставрополя здесь находилась городская управа, возглавляемая Кривохацким, а затем Меркуловым. Здесь же находилось и полицейское управление. При отступлении из города немецкие подрывники заложили взрывчатку внутрь здания, но патриоты города, возглавляемые Владимиром Косиновым, вскоре убитым гитлеровцами, сумели обезвредить заряд, и здание осталось целым. В нем после изгнания гитлеровцев  обосновались крайком и горком партии.
Послевоенное восстановление территории возле здания. 

Прочие строения, где жили люди, остались целыми. В настоящее время все эти строения несколько утратили свой первоначальный вид, но по-прежнему составляют ансамбль зданий бывших Присутственных мест.

P.S.: Материал взят из книги Г.Беликова "Старый Ставрополь", а также из карты г. Ставрополя из-ва "Картинформ". 

вторник, 18 июля 2017 г.

"Калужское подворье"

Сегодня это дом на пересечении улиц Голенева и Ясеновской. 
На углу улиц Ясеновской и бывшей Хоперской  ( сегодня - ул.Голенева) есть дом, который относился к усадебному месту предпринимателя Лавра Ермоловича Павлова. Так, вновь обнаруженный архивный документ сообщает следующее:

"Л.Е.Павлов продал своё усадебное место со всеми постройками выходцу из Калужской губернии Тарусского уезда, деревни Ишутина, Дмитрию Васильевичу Сургучёву  за 2600 рублей". Эта сделка была совершена 24 июля 1882 года.

Здесь, в Ставрополе, Дмитрий Васильевич Сургучёв, записавшись в купеческое сословие, вскоре заимел торговую лавку в новом Гостином ряду на Базарной площади. На приобретённом у Лавра Павлова усадебном месте он строит угловой каменный дом, имеющий арочный въезд во двор. В новом доме он устраивает заезжий двор "Калужское подворье". Разбогатев. надстраивает второй этаж. а с западной стороны усадьбы, выходящей на Ясеновскую улицу, строит ещё один небольшой одноэтажный дом.

Илья Дмитриевич Сургучев ( 15 ( 27 ) февраля 1881 г.- 19 ноября 1956 г.г.)
Здесь рождается сын Дмитрия Васильевича - Илья. После окончания духовного училища в Ставрополе, а затем духовной семинарии, по воле родителей Илья Сургучёв должен был продолжать духовное образование в Московской академии, но он едет в Санкт-Петербург,  где поступает на факультет востоковедения университета, намереваясь посвятить себя дипломатической работе. Уже в совершенстве владея французским и английским языками, он овладевает ещё и персидским, а  также турецким. В те же годы он начинает заниматься писательской деятельностью.

Первый рассказ Сургучёва "Следствие" появился в 1906 году в "Журнале для всех". В 1910-1913 годах выходит двухтомник его рассказов. Затем - пьесы "Торговый дом" ( о ставропольских купцах Меснянкиных) и "Осенние скрипки", с триумфом шедшие на лучших сценах Санкт-Петербурга и Москвы. Наконец, выходит книга "Губернатор", где главным прототипом стал местный губернатор Н. Е. Никифораки.

Так и не став дипломатом, Сургучев после окончания университета возвращается в родительский дом, где полностью посвящает себя литературной деятельности. Здесь он выпускает художественный сборник "Наш альманах". Затем в свет выходят художественно-сатирический журнал "Ставропольский сатирикон" и журнал "Сверчок".

В годы Гражданской войны, став на сторону оппозиции советской власти, он пишет книгу-памфлет "Большевики в Ставрополе", где резко выступает против "диктатуры пролетариата" с его "красным террором".  А вскоре он покидает Россию,  чтобы обосноваться сначала в Праге. а затем в Париже.

Здесь он пишет целый ряд блестящих книг о белой эмиграции ( роман "Ротонда"), о Тургеневе ( "Этюды о Тургеневе"), императоре Николае II ("Детские годы Императора Николая Второго"), сборник пьес ( "Мой театр"), а также роман "Реки вавилонские" и др.

И.Д. Сургучев. Губернатор. Ставропопльское книжное издательство, 1983 г.
В период оккупации гитлеровцами Ставрополя И.Д. Сургучев,  как удалось установить известному ставропольскому краеведу, приезжает  сюда из Парижа.  Пришлось это на первые устраиваемые здесь Рождественские праздники. Посетил он и отчий дом с бывшей гостиницей "Калужское подворье". К сожалению, воспоминаний писателя об этой поездке найти пока не удалось.






Умер Илья Дмитриевич Сургучев 19 ноября 1956 года, все годы вынужденной эмиграции страшно тоскуя по Ставрополю.

В 1983 году Ставропольское издательство переиздало книгу Сургучева "Губернатор" , а сегодня  на сцене Ставропольского драматического театра идет его пьеса "Осенние скрипки". которая вновь ставилась на театральных подмостках Москвы и Санкт-Петербурга.

Между тем бывшее Калужское подворье  с начала 20-х годов было отдано семьям бывшего завода Руднева и Шмидта 9 в дальнейшем- "Красного металлиста") . И сегодня в том доме ещё живут внуки и правнуки тех рабочих.

И еще. Городские власти установили на фасаде бывшего "Калужского подворья" никак не отвечающей значимости этого человека в жизни России и губернского Ставрополя.  Между тем Илья Дмитриевич Сургучев достоин стать его почетным гражданином. Его имя должна носить одна из лучших улиц города.



P.S: Материал печатался по книге Г. Беликова "Старый Ставрополь". 

среда, 5 июля 2017 г.

"Дом Чеглакова"


"Дом Чеглакова"- под этим названием вошёл в историю губернского Ставрополя некогда трёхэтажный каменный дом на углу сегодняшних пр. Карла Маркса и ул. Коста Хетагурова. 
       
Первым владельцем дома был чиновник 12-го класса, комиссионер местного интендантства Александр Иванович Серов. Само здание, возведённое им в 1836-м году, в это же время было сдано им в эксплуатацию, а именно - в аренду под Казенную палату Присутственных мест города. Затем здесь обосновалось Ставропольское уездное училище, в октябре того же 1837 года преобразованное в гимназию.  На торжествах присутствовал Николай I со свитой, прибывший сюда из Тифлиса по пути в столицу. При этом были командующий войсками Кавказской линии генерал- лейтенант А.А. Вельяминов, граф Орлов, барон Розен, гражданский губернатор Ольшевский. После торжественного молебна и речи Николая I областная гимназия, крупнейшая на Кавказе, была открыта. Два нижних этажа заняли учебные классы, библиотека, учительская. Верхний этаж был отдан под пансион. 

В 1847-м году мужская гимназия перешла в новое здание на той же Большой Черкасской улице, а в доме Серова в 1849 году разместилось первое на Северном Кавказе среднее женское учебное заведение-училище св. Александра. На открытии училища, в дальнейшем преобразованного в гимназию, присутствовали: наместник императора на Кавказе князь Воронцов с супругой Елизаветой Ксаверьевной, епископ Кавказский Иеремия, начальник штаба Кавказской линии Филипсон и другие.

Целью училища, как писалось в уставе, было "воспитание набожных девиц, хороших матерей семейств, скромных и попечительных хозяек". В 1862-м году Александровское женское училище перешло в новое здание, специально для него возведённое в начале сегодняшней улицы Советской известным меценатом Лавром Ермолаевичем Павловым.

В 1865 году дом наследников комиссионера Серова согласно предположению генерал-лейтенанта Компферта и распоряжению Главного штаба Кавказской армии был арендован под военный госпиталь для раненых солдат и офицеров. Госпиталь этот просуществовал вплоть до второй мировой половины 70-х годов XIX века.

В конце 70-х годов дом Серова купил проживавший  в Варшаве подпоручик Петр Чеглаков. отчего с того времени дом этот именовался "чеглаковским". В приобретённом доме он устроил гостиницу "Европа", которая дала наименование бывшей Афросимовской улице-Европейская. Сегодня это улица Коста Хетагурова, о чём говорит мемориальная доска на здании со стороны улицы К. Хетагурова.

На протяжении последующих лет на доме Чеглакова, как в калейдоскопе, сменялись вывески арендаторов. В 1911 году верхний этаж занимало отделение Русского Торгового Промышленного банка. В нижнем размещался французский электробиограф "ПАТЭ". Два красных петуха-эмблема фирмы- скоро украсили улицы Ставрополя. Огромные афиши сообщали ошарашенным обывателям об остросюжетных фильмах, которые они могли увидеть:

"Убийство герцога Ризе", "Путешествие на Луну", "В дебрях Южной Америки", "Ночь возмездия". "Картины демонстрируются под аккомпанемент пианино, - сообщалось в аафишных рекламах.-Ложа - 3 руб., бельэтаж - 75 коп., стулья - 10 коп.".

С Николаевского проспекта полуподвальное помещение, а с южной стороны обычное занимал пивной бар известного пивовара Густава Дердау, завод которого был устроен по проекту архитектора Георгия Прокопца во дворе этого же дома, с фасадной частью на Европейский переулок ( полутораэтажный дом сохранился). Здесь можно было отведать выдержанное бочковое пиво нескольких сортов с, как писалось в меню, "икрой паюсной аучевской малосолёной, кетовой зернистой, осетровыми и севрюжными донскими балыками , тешкой, белорыбицей донской, лососиной. королевскими омарами и кавказскими раками, копчёной и вяленой навагой, рыбцом, шемаей, селявой,  копчушской и мезенью, двинской семгой, дунайской семгой, дунайской, керченской и королевской сельдью, боярской килькой, балтийскими шпротами, сардинами "Филипп Капо"... К пиву подавались также сыры швейцарский и мещерский, "Рокфор", "Честер", голландский, львовский, "Бекштейн", "Шмандкезе", осетинский. а также солёненькие сухарики и бублички, креветки, подсоленные тыквенные и подсолнечные семечки, маринованные огурчики...

В саду дома Чеглакова Густав Дердау устроил открытый ресторан "Иверия", в советское время переоборудованный  под столовую ( здание частично сохранилось).

С начала Первой мировой войны в доме Чеглакова появились новые хозяева - редакция газеты "Северокавказское слово", модно-галантерейный магазин Дьячкова, фотография Волкова. В советское время дом Чеглакова был вновь перестроен, и вместо трех в нем осталось два этажа. В нижнем первоначально находился нэповский магазин мануфактуры, а уже после Великой Отечественной войны - известный магазин "Рыба". Верхний этаж перепланировали под коммуналку.

С усадьбой Чеглакова с восточной стороны соседствовало усадебное место подпоручика Ивана Ивановича Янковского, построившего двухэтажный дом ( нижний этаж - каменный. верхний - деревянный). Дом этот Янковский сдавал Приказу общественного призрения, ведавшему делами призрения детей и обездоленных, больницами, поликлиниками. Затем этот дом с усадьбой перешёл известному врачу Никольскому, который впритык к дому Чеглакова с западной стороны построил новый каменный дом в два этажа.

В нижнем этаже нового дома, дошедшего до нас, располагался кожно-галантерейный магазин Дмитрия Пахомова, имевший большой выбор мужского и дамского белья известной московской фирмы Кандырина, а также "корсеты Дютоа, швейцарское шитье по батисту, чулки  носки, галстуки, ридикюли, кошельки, мужские и дамские зонты, альбомы, несессеры.

Парфюмерный отдел предлагал изделия известной французской фирмы "Брокаръ и К": одеколоны: "Персидская сирень", "Идеал грёз", "Рейнские букеты", крем "Ренессанс", пудру "Лебяжий пух". "Каприз", мыло "Хрустальное". До 2014 г. верхний этаж дома Чеглакова и Янковского занимала Служба занятости населения Ставропольского края. Сегодня на первом этаже здания со стороны проспекта Карла Маркса  располагается кафе "Карамель".

P.S.: Не проходите мимо этого здания: в летнее время перед входом в "Карамель" вы можете приобрести очень вкусное мороженое (и обязательно купите его!!!) по привлекательной цене от улыбчивого продавца по имени Ирина.




                                      

понедельник, 3 июля 2017 г.

"Аптека Байгера"

   
     
Аптека Байгера. Фото 2017 г.
Дом на проспекте Карла Маркса, 50 на   сегодняшний день известен как "Аптека Байгера". Этот дом без преувеличения можно назвать "музыкой в камне". Об этом нам говорят и его различные архитектурные  элементы. Декоративные формы фасада здания в стиле модерн, отделанного темнокрасным гранитом  особой обработки с лепным растительным узором, облицовкой из голландской плитки, с затейливыми, разнообразными по  форме и размерам окнами с зеркальными "корабельными" стеклами, изготовленными по специальному заказу в Германии, витражами, балконами и нарядной центральной башенкой для часов, неповторимыми по оригинальности лоджиями- всё это не являлось только изяществом, а подчинялось внутренней планировке здания. Да и сами апартаменты отличались оригинальностью и великолепием. Это-мраморная  мозаика полов, отделка всех помещений ценными породами дерева, внутренний балкон, будто парящий над огромным торговым залом.

Располагаясь в одном из самых оживленных районов города,  здание это играло и играет важную градостроительную  роль. Однако до последнего времени это здание хранило свою тайну: было неизвестно, кто и когда построил это великолепие.

Внутреннее убранство торгового зала.
Как сообщают архивные источники, первым владельцем этого усадебного места  был купец 3-й гильдии Николай Тутов. Затем, вплоть до 1896 года, здесь в одноэтажном каменном доме обосновался купец 2-й гильдии Поликарп Широченский. И, наконец, хозяином всего усадебного места с домом становится провизор Израиль Абрамович  Пейсахович. Достаточно обеспеченный, Пейсахович решает на месте старого строения возвести новый дом.

Проектирование и строительством здания, первый камень в фундамент которого был заложен в 1910 г., занимался выдающийся ставропольский архитектор Адриан Петрович Булыгин. Тогда же Пейсахович решает устроить в новом доме свою новую аптеку, о чем он писал в губернское врачебное управление:
Закрытые балконы в стиле модерн.
"Прошу Вашего разрешения перенести свою 3-ю Вольную аптеку, располагающуюся в арендуемом здании купчихи Бабасиновой на углу Хоперской и Армянской ( сегодня- Г.Голенева и Шаумяна), в собственный дом, строительство которого заканчивается на углу Николаевского проспекта и Архиерейской улицы".

Здание новой аптеки Пейсаховича окончательно было построено в 1912 году, куда он перебрался с разрешения врачебного управления. Тогда же из Германии и Австрии  было доставлено самое современное оборудование, что позволяло из местного растительного и животного сырья изготавливать различные лечебные препараты- бальзамы, смолы, эфирные масла, сгущенные растительные соки, порошки,
А.П.Булыгин
отвары и настойки из корней растений, коры, трав, цветов, листьев, плодов, семян. Аптека имела и большой выбор химических препаратов и прочих патентованных средств известных фирм Европы и Америки.

открытия аптеки Пейсахович сдаёт её в аренду своему старому другу по учёбе в медицинском институте в Германии - Иоанну Генриховичу Байгеру. Именно с того времени новая аптека надолго стала имноваться "Байгеровской2. Здесь начинали работу такие известные ставропольские врачи и провизоры. как А.Майер, Н.Берков, Д.Франц, Р.Поллян, М.Глумбович,  И.Прежбыльский и другие.

Верхний этаж дома Пейсахович сдал в аренду не менее известному врачу А.А. Бухштату, который устроил там женскую консультацию и родильный приют. В южном крыле дома обосновалась фельдшерская школа. Так дом Пейсаховича превратился в крупный лечебный и учебный центр города.

Аптека Байгера. Фото начала XX в.
В 1914 году, с началом Первой мировой войны российское правительство, боясь нападения Турции на Закавказье, решает перевезти из Тифлиса музей " Храм Славы" с уникальными военно-историческими экспонатами, связанными с победами русского оружия на Кавказе. Более двухсот огромных ящиков, прибывших в Ставрополь по железной дороге, были размещены в подвалах и некоторых комнатах  Байгеровской аптеки. Здесь они надежно хранились до 1920 года, когда их перевезли в музей Г.К.Праве, откуда через два года они были растащены по музеям страны, а всё ценное продано за границу.

Аптека Байгера в советское время.
С приближением революционных событий Пейсахович покинул Россию, а дом продал известному купеческому клану Венециановых. При этом в доме продолжали оставаться Байгеровская аптека и родильный приют Бухштата. Вскоре Венециановы перепродали дом и всё усадебное место коммерческому обществу...

В 1918 году реквизированный дом Пейсаховича облюбовал красный командир Яков Петров, устроив здесь штаб формирования красной гвардии. Одновременно красный комиссар занимался "чисткой" города от буржуазии, которая арестовывалась и попадала в огромный подвал здания. Здесь, как вспоминают многочисленные свидетели, "... буржуазный элемент просто уничтожали голодом".

  
Аптечные работники. Аптека Байгера. Середина XX в.
В советские годы старая аптека продолжала исправно помогать людям лечиться от разных недугов. В верхнем этаже здания расположилось Северо-Кавказское
технологическое училище, затем- управление потребительской кооперации. В северном крыле первого этажа был магазин продуктов.

В настоящее время большую часть здания занимает филиал Белгородской коммерческой академии, которая частично отремонтировала это уникальное здание. Но фасад и сегодня взывает о помощи. Так, совсем недавно во время реставрации были закрашены в желтый цвет уникальные мозаики на крыльце и боковых фасадах здания, что составляло "изюминку" здания. Такая работа по реставрации здания неудовлетворительна.

P.S.: автор данной статьи считает, что на некачественную реставрацию здания следует обратить внимание и городской администрации города.



четверг, 22 июня 2017 г.

"Дом художника Смирнова"

   
Дом живописца В.И. Смирнова в наши дни. Фото 2017

На улице Дзержинского, д. 105 ( ранее - Александровская улица, д. 16), есть одна небольшая  усадьба, которая с 1891 г. принадлежала русскому  художнику - академисту, преподавателю рисования Ставропольской  мужской  классической гимназии Василию Ивановичу Смирнову(1840-1922 г.г.). В.И. Смирнов родился в 1840-м году в селе Губачёве Ярославской губернии,    семье священника. По настоянию отца он учился в духовном училище, однако у молодого человека были и свои интересы. Он страстно желал стать художником. Против воли отца, без денег и протекции, Василий Иванович поехал поступать в Петербургскую Императорскую академию художеств. Ему посчастливилось учиться  у профессора П.П.Чистякова. За хорошие познания в живописи Академия художеств наградила В.И. Смирнова двумя серебряными медалями второго и третьего достоинства. По окончании Академии в 1872-м году, он несколько лет был свободным художником, а в 70-х годах был назначен в Ставропольскую мужскую классическую гимназию на должность учителя рисования. Работе в гимназии Василий Иванович отдавал много энергии, ежегодно устраивал выставки ученических рисунков.

В.И. Смирнов. Фото 1872 г.
Каждое утро его можно было встретить на этюдах, но всё же для личного творчества времени оставалось меньше и меньше - нужно было заботиться о большой семье, дать образование детям. Почти у всех детей Смирнова были способности к рисованию, и нередко под руководством отца  они брались за кисти и краски. Василий Иванович старался как можно больше времени уделять детям. Одна из дочерей художника, Нина Васильевна, вспоминала: "В мои годы детства достатка семья уже не имела, но детство свое я вспоминаю как праздник. Наш дом, наш сад были для меня весь мир! Мне казалось. что мы богаче всех. Этот мир был создан руками отца и матери. Нас окружали любимые картины  отца. Его любовь к музыке не прошла бесследно, мы все  любили музыку, мы много слышали её дома, засыпали под ноктюрны, сонаты, прелюдии Шопена, Бетховена, Баха..."

Василия Ивановича, Анисья Федоровна, играла на рояле, чудесно пела. И свой талант она передала дочерям Галине и Елизавете. В доме Смирновых  не смолкали соло скрипки, виолончели, мелодекламация. Здесь всегда собиралось много людей - это были коллеги Василия Ивановича, его друзья.
 
Константин (Коста) Леванович Хетагуров. Фото 1895 г.
Частыми гостями были Николай Васильевич Волобуев, учитель музыки мужской классической гимназии, первый учитель Гали Смирновой - Никифор  Илларионович Ларионов,  - учитель  ремесленного училища,  общественный  деятель. сотрудник газеты "Северный Кавказ".

История этого дома, этой семьи связана и с именем К. Хетагурова,  который здесь часто бывал, а в период ссылки  1893-1894 г.г.  жил в течение нескольких месяцев. До смерти самыми близкими и дорогими для Коста были Смирновы. Коста (Константин) Леванович Хетагуров  (1859-1906 г.г.), был осетинским поэтом, просветителем, основоположником осетинской литературы и живописи. Писал на осетинском и русском языках. Стихи и поэмы на русском языке были опубликованы в книге "Стихотворения"  (1895), на осетинском языке - в сборнике "Осетинская лира" (1899). В поэзии и публицистике Хетагуров много писал  о жизни и тяготах горской бедноты, поэтому был "жалован" в советское время. Памятники и улицы его имени можно встретить во многих городах Северного Кавказа, но Ставрополь выделяется  среди них. Коста Хетагуров называл его своей второй родиной. Здесь он  учился в мужской гимназии на реальном отделении; учась, начал писать и заниматься живописью. Затем, уже в зрелом возрасте, долго жили работал в Ставрополе: читал лекции на естественнонаучные и исторические темы в воскресной  школе , ставил спектакль, редактировал газету "Северный Кавказ", писал статьи для неё и для столичных газет. Небольшая усадьба художника Смирнова с флигелем, беседкой в саду и цветником были источником вдохновения поэта. Коста умер 19 марта (1 апреля) измученный преследованиями и тяжёлой болезнью, в селе Георгиевско-Осетинском Кубанской области (ныне — село Коста Хетагурова Карачаевского района Карачаево-Черкесской Республики). По настоянию народа Осетии прах великого земляка был впоследствии перевезён во Владикавказ.

В мае 1922 г.  В.И. Смирнов умер, его похоронили  на Успенском кладбище.  Его дети сохранили и передали в дар музею коллекцию  живописных и графических работ отца,  предметы быта, семейные фотографии.

Скульптор Федор Перетятько. Памятник Константину Левановичу Хетагурову. Открыт 11 сентября 1961 года. 













В 1977 году  в усадьбе Смирнова был открыт литературный музей. В двух комнатах нижнего этажа, которые занимал Хетагуров, воссоздана обстановка той поры.

Как дань памяти, в 1961 г. на проспекте К.Маркса был установлен памятник Хетагурову.

Сегодня здание художника В.И. Смирнова стало филиалом Ставропольского краеведческого музея - заповедника им. Г. Прозрителева и Г. Праве.

Материал взят из книги Г. Беликова "Старый Ставрополь", открытой электронной энциклопедии "Википедия" и карты  г. Ставрополя.

воскресенье, 29 января 2017 г.

"Легенда Ставропольской мечети"


   Мечеть в наши дни
Когда-то украшением бывшей Гимназической улицы считалась мусульманская мечеть, в которой сегодня находится картинная галерея заслуженного художника России П.М.Гречишкина. История этого духовного центра берёт свои истоки с 1896 года, когда отставной поручик, в прошлом выпускник Ставропольской мужской гимназии, князь Давлет-Гирей Бибердов, владелец большого лесного участка, именуемого "Бибердовой дачей" (сегодня - район горбольницы №2), совершил "посвящение вакуфомъ" - по шариату "дарение" - своего имения на Гимназической улице для устройства здесь мечети в " ... ознаменование Священного Коронования Императора Николая Александровича и августейшей Супруги Императрицы ея Величества Александры Фёдоровны".
 




Дача Бибердова. Фрагмент плана губернского города Ставрополя 1900 г.
В связи с болезнью распорядителем над своим имением князь Давлет-Гирей назначает законоучителя мальчиков-магометан, обучающихся в Ставропольской мужской гимназии, муллу Гассан-Бека Нуцалова. Со смертью Бибердова его желание возвести мечеть в усадьбе осталось невыполненным. Между тем немногочисленное мусульманское общество Ставрополя обратилось с ходатайством к генерал-губернатору Б. М. Янушевичу с просьбой о помощи в решении этого сложного вопроса. Губернатор дал на то согласие, однако Ставропольский окружной суд отказал в этом мусульманскому обществу, так как дарение усадьбы " посвящение вакуфомъ" - по российским законам не имело юридической силы. Акт передачи любого владения считался законным только при закреплении его крепостным актом.
 
Усадьба Бибердова на Гимназической улице перешла во владение Ставропольской дворянской опеки. Однако в апреле 1909 г. Гассан - Бек Нуцалов обратился с посланием к императору Николаю II,  в котором он, в частности, написал следующее:
   
 "Ставропольские мусульмане лишены возможности молиться в храме, в том числе и мусульмане военных частей, стоящих в Ставрополе, и за отсутствием мечети молитвы совершают в сараях и прочих временных строениях".

Тут уже городское общество "высказало свое несогласие с устройством мечети в центре города". Статский советник И. Шанаев и Гассан-Бек Нуцалов вновь пишут в городскую Управу о "безвозмездном отчуждении для сооружения мусульманской мечети перешедшего городу по выморочному праву от князя Бибердова усадебного места на Гимназической улице".
         
Но к тому времени городская управа решила на этом месте построить начальное училище, а потому 22 августа 1911 года  вновь отказала в просьбе. И только в 1913 году  такое разрешение было получено,  и мусульманское общество начало сбор доброхотных пожертвований на строительство мечети.

 
План мечети, разработанный Г. Кусковым.
Но так как это общество насчитывало ничтожное по тому времени число последователей - всего около 600 человек, в большинстве малообеспеченных, то большую часть средств предоставляла сама управа. К строительству мечети был привлечён губернский инженер Григорий Кусков, построивший в губернии десятки православных храмов ( в самом Ставрополе им был возведён храм Св.Андрея
Первозванного). Им были составлены  все расчёты и эскизы как наружной, так и внутренней отделки мечети. Но если само здание он успел возвести, то в связи с событиями Первой мировой войны внутренние работы,  в том числе роспись с изображением птиц и текстами из Корана на арабском языке, так и остались незаконченными. Несмотря на это, как говорят архивные источники, в недостроенном здании проходили службы для солдат-мусульман, отправлявщихся на фронт.
Тот самый минарет


После открытия мечети среди ставропольских граждан поползли слухи о том, что у Давлет-Гирей Бибердова была единственная дочь,  которая по воле Аллаха в 17 лет ушла в мир иной, и похоронена она была... На том самом месте, где и построили мечеть! Отсюда среди местных жителей и родилась легенда о том, что в дни празднования Рамадана в полнолуние и в полночь  на балконе минарета (башни) мечети можно увидеть дух прекрасной девушки в белом платье.




В советские 20-е годы мечеть,  как вспоминают ставропольские старожилы, функционировала, хотя местные власти чинили препятствия проведению постоянных служб. Наконец 29 мая 1930 года власти, исходя из постановления ВЦИК и СНК от 8 марта 1929 года. принимают официальное решение о закрытии мечети - "По просьбе сознательных граждан-мусульман". Теперь в здании обосновались торговые конторы, поделившие обширные  помещения на комнатушки. Затем устроили внутреннее перекрытие для второго этажа.


Мечеть.Фото до 1929 г.

В послевоенное время в здании бывшей мечети обосновался один из отделов Ставропольского государственного архива. И, наконец, по решению Горсовета здание мечети приняло в дар от художника Павла Моисеевича Гречишкина многочисленные художественные полотна, воспевающие природу Ставрополья и России, а также других стран мира, где побывал художник.

         
P.S. Автор надеется, что легенда ставропольской мечети дойдёт до следующего поколения и переживёт ещё не один век.          


Александр Жердев, из книги Г.Беликова "Старый Ставрополь" .

понедельник, 8 августа 2016 г.

"Замок Венециановых"

Дом, где когда-то пребывал А.Г.Венецианов (1780-1847 г.г.)

В далёкие времена последний квартал северной стороны Николаевского проспекта  начинался от Казачьей улицы с углового дома Михаила Ивановича Кулаковского, в котором шла торговля
добычей местных охотников. На прилавке магазина можно было встретить перепелов,
вальдшнепов, дроф, чибисов, куропаток, уток, бекасов и дупелей -  их покупала часть населения губернского Ставрополя. Особенно широким спросом пользовались засоленные перепела. Здесь же торговали домашней птицей, а также яйцами.
Винченцо Кампи. "Торговцы дичью" 

Сегодня на месте дома Кулаковского находится недостроенное высотное здание. С востока к нему примыкает двухэтажный каменный дом, фото которого выше. Когда-то данное строение  имело высокую каменную крышу, из-за чего было похоже на средневековый замок.

Дом этот принадлежал известному купеческому клану Венециановых.

Первое упоминание в ставропольской летописи о купеческой династии Венециановых можно найти на страницах архивного документа, датируемого 1806 годом: "Венецианский подданный Венецианов не имеет российского подданства и ничего не платит в доход города". 

В скором времени Павел Гаврилович Венецианов и его двоюродный брат Павел Николаевич Венецианов не только примут подданство России, но и упрочат в Ставрополе своё торговое дело. Вскоре на 1-й Станичной улице, в дальнейшем Поспеловской (сегодня это ул.Горького), ими был построен дом, до самой Большой Черкасской улицы купцами  был разбит большой фруктовый сад. На первом городском базаре у южного склона Крепостной горы они имели свои торговые лавки, а после устройства на месте базара первого Гостиного ряда - и каменные лавки.


Здесь, в Ставрополе, Алексей Гаврилович искал образы первопроходцев Кавказа.
В 1829 году к Павлу Гавриловичу Венецианову из Москвы приезжает его родной брат, известный художник Алексей Гаврилович Венецианов, основоположник реалистического жанра в русской живописи, создавший целую галерею образов великого русского народа с его неповторимой культурой.

От сына Павла Николаевича Венецианова, Николая, оставившего нам ценное свидетельство о пребывании знаменитого художника в "Моих записках", мы узнаём, что "Дядя Алёша нарисовал отцу на память большой образ на деревянной доске "Пять святых" - Марию-Магдалину, Павла, Николая, Марфу, Михаила-Архангела, а на полотне он нарисовал в саду у нас группу: мамаша разливала чай, папа сидел в конце стола, брат Вася и Афанасий играли на траве с кошкой, дядя Павел сидел рядом с папой, а я сидел рядом с мамой, а няня стояла и держала Олю на руках. Ещё он нарисовал старую няню  в шлычке и Прохора-дворника, которого звали "растяпа".  Прохора и нянин портрет дядя увёз с собой в Москву". 

Да, именно здесь, в небольшом  городе Ставрополе великий художник написал картины "Дворник Прохор", "Старая няня в шлычке", "Сцена в саду", "Образ пяти святых".  Одна из них ниже.
А. Г. Венецианов. "Старая няня в шлычке" 1829 г. 

На следующий, 1830-й год, Венецианов вновь в Ставрополе. С мольбертом на городском базаре, у старого Варваринского кладбища,  в Татарском ауле на Мутнянке, у Троицкого собора... Где можно было только не встретить талантливого художника.

На фото выше можно увидеть только дом, построенный в 1831-м году. Усадебное место Венециановых простиралось от 1-й Станичной до Большой Черкасской. Именно здесь в середине позапрошлого века Венециановы строят "замок".

Через двадцать лет дом этот перейдёт во владение Ольги Павловны Венециановой, запечатлённой на руках у старой няни на картине "В саду". Он будет украшен башенкой и въездной аркой.  Ещё через десять лет Ольга, уже хозяйка дома со стажем, продаёт его за 7800 рублей мещанину Никону Семёновичу Лобанову, который в нижнем этаже устраивает мануфактурную лавку.

После 1920 года дом превратится в убогую коммуналку, планировка которой сохранится до сегодняшнего дня. 

Сейчас дом находится в плачевном состоянии: верхнее стекло треснуло, штукатурка и фасад осыпаются, а сам дом, лишённый своей замковой башенки и зажатый недостроем около ТЦ "Европейский", уже не вписывается в облик современного проспекта Карла Маркса. 

P.S. : Я написал эту статью для того, чтобы общественность обратила внимание на состояние некоторых построек нашего города, которые могут быть снесены в любой момент для создания на их месте мало кому нужных незаконных торговых точек, или развалятся сами под действием времени, если за ними грамотно не следить.
 
Александр Жердев из книги Германа Беликова "Старый Ставрополь".